«Вопросы Милинды» — уникальный памятник древнеиндийской буддийской литературы

Общая информация

Книга «Вопросы Милинды», или «Милинда-Паньха» (далее — ВМ), — древнеиндийский текст необычной судьбы, имеющий философское, художественное, буддологическое и историко-культурное значение. ВМ, в которые входят 6 книг, дошли до наших дней в двух версиях: палийской и китайской, более краткой.

Разные хронологические пласты ВМ содержат утверждения разных буддийских школ, есть также существенный довод в пользу преобладания школы кашьяпия.

Особенности предмета и метода ВМ делают этот текст кануном перехода к махаяне — не в хронологическом смысле, а как свидетельства определённого этапа эволюции, шедшей в различных буддийских школах с неодинаковой быстротой и приведшей к махаянским формам учения. При этом традиционно считается, что ВМ — это часть (по бирманской версии) последней из пяти собраний (никай), приписываемых Будде и его ученикам: «Кхуддака-никаи».

ВМ — первый из сохранившихся классических текстов, в котором вводится метод моделирования абхидхармы по частям. В дальнейшем этот метод значительно усовершенствуется в комментариях на каноническую абхидхарму.

Эта книга в равной мере интересна, как богатый источник по древнеиндийскому быту и общественной жизни, как памятник уникального в древнеиндийской литературе жанра, как сборник околофольклорного и легендарного материала.


Особенности «Вопросов Милинды»: жанр, греческий след, структура, переводы

Сочинение отличается неоднородностью жанра, стиля и отчасти языка. Это указывает на два важных момента:

  • продолжительное формирование текста в нынешнем виде;
  • отсутствие единого автора.

Структурно памятник создан в форме бесед между греческим царем Милиндой и буддийским монахом Нагасеной (за исключением первой книги — «Внешнего повествования», которая является экспозицией ко всему тексту).

Учёные отождествляют Милинду с эллинистическим царём Менандром, выдающимся правителем Индо-Греческого царства, образовавшегося в Северо-Западной Индии и на сопредельных территориях. Его царствование относят к 160–130 гг. до н. э. ВМ — единственное произведение древнеиндийской литературы, где фигурирует реально существовавший и названный по имени древний грек.

Царя воспринимали, как деятельного покровителя буддизма, при этом в книге Милинда изображён неутомимым спорщиком, который вёл диспуты с мудрецами до тех пор, пока не столкнулся с великим Нагасеной и не принял его учения. В отвлечении от литературной канвы правдоподобнее считать Менандра образованным и здравомыслящим политиком, который осознавал, насколько трудно утвердиться на престоле, не заручившись поддержкой влиятельного учения.

О греческом культурном следе в тексте говорят, в частности, такие факты:

  • При перечислении сословий-классов древнеиндийского общества в ВМ первыми идут не кшатрии, а греки.
  • В завершение раздела первого дня беседы Нагасена говорит царю, что он согласен продолжить дискуссию, если собеседник будет вести себя по-учёному, а не по-царски. Причина в том, что Нагасена опасается вмешательства государственной власти в духовную культуру и более светский характер самой культуры, что было свойственно эллинизму.
  • В речи царя видно воспроизведение греческой риторики средствами индийского языка. Синтаксис этих речей необычен, такие построения нигде более в палийских текстах не встречаются и резко отличны и от синтаксиса сутр, и от повествовательной манеры джатак: они близко напоминают периодическое строение ораторской речи греков.
  • Нагасена выделяет в качестве главной, по его мнению, заслуги Будды чисто философское достижение: он аналитически постиг и изложил динамический целостный объект.

Историческая реальность переплетена в ВМ с мифологически-художественными клише. Однако историчность обоих главных персонажей и сама уникальность фигуры царя-иноземца в индийской литературе делают вероятным предположение о реальной встрече и беседе прототипов. ВМ можно считать обобщённым и преломлённым отражением греко-индийского философского контакта.

Языком подлинника вернее всего предполагать либо вариант гибридного санскрита, но не чистый санскрит, либо гандхарский пракрит.

  • Содержательно кн. II есть философско-доктринальный диалог на буддийские темы, вносящий немало нового в буддийскую мысль.
  • Другие части ВМ, составляющие 4/5 объёма памятника, дописаны позднее. Никакого греческого влияния, присутствия или колорита в них уже незаметно. Милинда здесь ничем не отличается от обычного индийского царя; он теперь убеждённый последователь Будды, соблюдающий обеты, прилежно изучающий Канон и стремящийся разрешить свои сомнения беседой с авторитетным наставником.
  • Жанр кн. III в буддийской литературе уникален: её можно назвать апологетически-герменевтическими беседами.
  • Книги IV–VI составлены ещё позднее и гораздо менее значительны, книга IV представляет в основном художественный интерес, не будучи содержательно оригинальной.

Исследования ВМ немногочисленны. Палийский текст был впервые опубликован в 1880 г. В. Тренкнером на основании трёх цейлонских и одной сиамской рукописи. В 1890 и 1894 гг. Т. В. Рис-Дэвидс издал почти полный английский перевод. На русском языке существовал до сих пор прямой перевод с пали только трёх отрывков из ВМ.

«Вопросы Милинды»: форма диалога

ВМ написаны в форме диалога. При этом разговор на столь важные, мировоззренческие темы, как те, что затрагиваются в ВМ, есть своего рода совместная духовная деятельность, у которой к данной эпохе уже выработались свои правила.

Важнейшим элементом каой кодифицированности было наличие небольшого числа достаточно определённых ситуационных ролей, в которых мог выступить участник диалога. Каждая из ролей предполагала особое отношение к предмету обсуждения и собеседнику — прежде всего, к его словам.

Многие пассажи ВМ указывают на то, что спор часто ограничивался обсуждением одного-единственного тезиса, необязательно принципиального для содержания учений.

«Вопросы Милинды»: истолкование основ

Согласно ключевым смыслам, заявленным в ВМ, Будда — открыватель дхармы, которую он в полном объёме понимает и осуществил, проверил на опыте сам. Следовательно, он обладает также полнотой знания о правильном её применении в соответствии с ситуацией.

Будда обладает всеведением в неатмавадинском понимании, т. е. он не имеет в себе постоянно готовые решения всех проблем и знания о чём угодно, но, если возникает необходимость нечто понять и познать, осуществляет это очень быстро и без каких-либо затруднений.

Кроме того, произнося какие-либо слова, к кому-то обращённые, Будда в полной мере пользуется своим динамическим всеведением и искусностью в средствах и говорит именно то, что наиболее адекватно для ума адресата и в наибольшей степени способствует продвижению адресата к нирване.

***

Без сомнения, знакомство с этой книгой обогатит читательский и духовный опыт, а сам факт второго издания «Вопросов Милинды» позволит продолжить исследование этого наследия в самых разных аспектах. Эта книга — классический литературный памятник высшей интеллектуальной и художественной пробы, и мы рады представить его вам.

Поделиться:   

Комментарии